Александр Бергман - Вояж цвета спелой вишни - фрагмент

Александр Бергман, Вояж цвета спелой вишни

Москва, 1979 год, август
Начало этой таежной истории было положено очень далеко от таежного края — примерно в шести тысячах километров, в самом центре Москвы, в здании Генштаба Министерства обороны. В это солнечное августовское утро, пока утренняя прохлада держала в своих объятиях город, а дневной зной и духота еще не успели завладеть улицами, тротуары были запружены спешащими на работу горожанами. А в коридорах Генштаба в это время уже кипела работа. Служащие с озабоченными лицами коротко, по-военному приветствуя друг друга, торопились по своим делам.
Из кабинета с табличкой «Секретная часть» с папкой в руке вышел молодой офицер в звании старшего лейтенанта. По его бесцветному виду и ничего не выражающему лицу можно было безошибочно угадать его принадлежность именно к секретной части. Создавалось впечатление, что одним из критериев при наборе в эту часть, именуемую среди военных «секретка», было именно наличие бесцветного вида — настолько все офицеры этого отдела были похожи друг на друга. Пройдя по коридору, офицер свернул в кабинет генерала Рогова.
— Здравия желаю, — по-военному четко поприветствовал офицер сидящего за столом в приемной капитана. — Донесение для генерала Рогова.
— У генерала совещание, — подняв глаза на вошедшего, коротко ответил капитан.
— Это срочно, — сухо, без эмоций ответил старший лейтенант.
— Хорошо, проходите, — после небольшой паузы ответил капитан.
Старший лейтенант вошел в просторный, с большими окнами кабинет, в котором за длинным столом сидели несколько офицеров во главе с хозяином кабинета генералом Роговым. Генерал — волевой мужчина лет 65 с копной седых волос — внимательно рассматривал лежащую перед ним на столе карту.
— Разрешите, товарищ генерал?
Рогов оторвал взгляд от карты, снял очки и взглянул на вошедшего.
— Что там у вас?
Старший лейтенант подошел к столу генерала и положил перед ним красную папку.
— Срочное донесение. Разрешите идти?
— Идите, — буркнул генерал.
Генерал начал быстро просматривать содержимое папки и вдруг, внезапно захлопнув ее, сказал присутствующим:
— Товарищи офицеры, все свободны.
Дождавшись, пока последний офицер покинет кабинет, Рогов взялся за телефон.
— Дежурный, генерал Рогов, соедините с генералом Смолиным.
После непродолжительного ожидания в трубке раздался голос Смолина:
— Слушаю.
— Здравия желаю, Иван Сергеевич.
— А, Валентин Григорьич, здравствуй, здравствуй.
— Вот звоню тебе, хотел перекинуться парой слов, а сам думаю: наверно, нет его на месте, — хитро заметил Рогов.
— А где ж мне еще быть? — со смехом произнес Смолин.
— Да как где, Иван Сергеевич, ты посмотри за окно, какая погода-то! В такую погоду просто преступление — в кабинете сидеть!
— Ну, хорошо, давай через часик выберемся на воздух, — поняв хитрость Рогова, ответил Смолин.
— Да что нам часик-то ждать, Иван Сергеевич, давай прям сейчас и махнем.
Подумав, Смолин ответил:
— Хорошо, Валентин Григорьевич, спускайся к машине, я уже иду.
Генерал Смолин — подтянутый широкоплечий мужчина лет 67, почти полжизни прослуживший с Роговым, — достаточно хорошо знал его, чтобы понять, что случилось что-то экстраординарное. Его хорошее настроение, навеянное приятной погодой, начало потихоньку улетучиваться. Смолин уже почти наверняка знал — что-то случилось.
По залитым солнечным светом улицам на небольшой скорости двигалась черная «Волга», а в ней, расположившись на заднем сиденье, беседовали два генерала.
— Иван Сергеевич, Юрку-то, внучка, первого сентября в школу в первый класс поведешь?
— Да, Валентин Григорьевич, уже в школу пойдет, так время летит… За лето почти и не видел его. На выходные на дачу отправляем, а в будни прихожу — он уже спит, утром ухожу — он еще спит… Ну, ты же знаешь нашу службу.
— Знаю, знаю, Иван Сергеевич… Ну, ничего, это все поправимо. — Посмотрев на удивленного Смолина, Рогов продолжил: — А вот давай здесь и выйдем, прогуляемся. Леш, ты вот там притормози. Ты посмотри, какое утро!
«Волга» выехала на Чистопрудный бульвар и мягко затормозила у тротуара. Пассажиры вышли из машины и медленно побрели вдоль пустынного пруда.
— Что-то, Валентин Григорьевич, мне все меньше и меньше начинает нравиться сегодняшнее утро. А точнее, уже совсем не нравится. Сколько мы с тобой знакомы, уже четвертый десяток? И про внука ты тоже неспроста заговорил.
— Да, Иван Сергеевич, неспроста, — задумчиво проговорил Рогов. — Может сложиться и так, что скоро времени у нас с тобой на внуков много будет. И это еще в лучшем случае.
— Рассказывай, — быстро взглянув своим пронзительным взглядом на спутника, сухо произнес Смолин.
— Да что рассказывать... — задумчиво произнес Рогов. — «Орхидея».
Смолин внезапно остановился, моментально преобразившись. Еще минуту назад перед Роговым был улыбчивый добряк, с умилением рассуждавший о своих внуках, сейчас же перед ним оказался волевой, с пронзительным и острым как бритва взглядом, четко знающий свое дело военный. Повернувшись к Рогову, изменившимся тоном он быстро произнес:
— Что с «Орхидеей»?
— Да в том-то и дело, что неизвестно, — озадаченно произнес Рогов. — В назначенное время объект «Сияние» не вышел на связь. Сообщили, — он посмотрел на часы, — 23 минуты назад.
— Это серьезно.
— Может, да, а может, и нет, — задумчиво произнес Рогов. — Могла же у них случиться проблема с рацией или еще что-то…
— Валентин Григорьевич, я с полковником Кротовым, командиром «Сияния», прошел почти всю войну и знаю его как себя.
Смолин повернулся к Рогову и, четко проговаривая каждое слово, произнес:
— Так вот, у него что-то, — делая акцент на «что-то», произнес Смолин, — случиться не могло. Если не вышли на связь, значит, там ЧП. И ты это понимаешь не хуже меня.
— Да понимаю я все, иначе стал бы я тебя выдергивать из штаба.
— Нужно докладывать министру.
— Да нужно, нужно. Только вот торопиться не нужно, — спокойно произнес Рогов.
— Торопиться не нужно было четыре месяца назад, когда принимали решение об отправке на испытания совершенно секретный образец на базу, абсолютно не предназначенную для такого рода экспериментов. Ведь «Сияние» у нас специализируется на исследованиях экспериментальных медпрепаратов и фармакодинамики . А «Орхидея», как известно, это новейший образец психотронного оружия !
— Ну, ты же знаешь, это решение принималось на самом верху, — скривив губы, тихо произнес Рогов. — К тому же «Сияние» — секретная военная база, да и находится она черт-те где, на краю земли.
Некоторое время генералы шли молча.
— Но что же там могло случиться? — произнес Смолин. — А в том, что там что-то случилось, я не сомневаюсь. 
— Утечка информации? — предложил Рогов. Он на некоторое время задумался, а потом продолжил: — Возможно, но маловероятно. Полностью всеми деталями этой операции владеем только мы с тобой и министр, остальные — только в меру своего участия.
— Да, но нужно учитывать, что ради «Орхидеи» разведки некоторых стран пойдут на многое.
— Верно, это-то и тревожит больше всего, — согласился Рогов.
— Здесь нужно действовать очень аккуратно, — задумчиво произнес Смолин. — Полноценную операцию в данном случае не проведешь, это чревато утечкой. 
— Об этом и речи нет. Если об «Орхидее» информация всплывет, головы полетят не только наши… — многозначительно произнес Рогов.
— Вариант в данном случае только один, — резюмировал Смолин. — Вначале нужно быстро и без шума ликвидировать «Орхидею». А уж после этого будем выяснять, что там приключилось у них на «Сиянии».
— Согласен, — быстро произнес Рогов. — Есть конкретное предложение, Иван Сергеевич?
Смолин некоторое время молча шел, внимательно изучая землю под ногами, а потом заговорил:
— Предлагаю на «Сияние» отправить группу из 6—7 человек.
— Да? — удивился Рогов. — И что же ты им скажешь?
— Правду, Валентин Григорьевич, правду, — спокойно сказал Смолин. — На связь не вышел объект «Сияние». Задача им будет поставлена выяснить причину и по возможности оказать помощь. Ну а об «Орхидее», естественно, они знать не будут.
— Продолжай, Иван Сергеевич, — заинтересованно проговорил Рогов.
— В группу будет внедрен агент, назову его «номер один», он-то и получит задание втайне от остальных ликвидировать «Орхидею».
— Но не сильно ли мы рискуем, положившись только на одного, пусть даже очень опытного, агента?
— Рискуем, Валентин Григорьевич, рискуем, но не думаю, что у нас есть другой выход. К тому же у «номера один» будет дублер, о наличии которого «номеру один» будет неизвестно и который в случае чего подстрахует и сделает его работу. Но дублера также нужно будет посвятить в детали.
— А почему ты решил, что группа должна быть именно такой численности? — поинтересовался Рогов.
— Слишком большая группа сразу вызовет подозрения, ведь они отправятся в тайгу под видом геологов. Да и скрыть факт уничтожения «Орхидеи» в большой группе будет сложнее. Я уж не говорю о возможной утечке.
— Ну а если отправить только двух агентов, которые и сделают дело? — предложил Рогов.
Смолин остановился, достал из кармана пачку сигарет «Космос» и закурил. В этот момент в его памяти промелькнули события тридцатилетней давности. Тогда, будучи капитаном, он впервые оказался в таежном сибирском крае. И если бы не случайно обнаружившие его охотники, живым покинуть тайгу ему бы уже не пришлось.
— Валентин Григорьевич, мне приходилось бывать в тех местах, — задумчиво произнес Смолин. — Это по-настоящему суровый край, и найти там смерть — пара пустяков. Так что, Валентин Григорьевич, добраться до базы в одиночку, да и вдвоем тоже, шансов мало. Шесть-семь человек — это будет оптимальная численность группы.
Смолин устремил взгляд на зеркальную поверхность пруда и, казалось, совсем забыл и о разговоре, и о Рогове. Мысленно он был в далеком таежном крае, в который когда-то его забросила сама судьба и покинуть который ему удалось только благодаря чуду.
— Есть еще важный момент, Валентин Григорьевич, — задумчиво произнес Смолин.
— Что еще?
— «Номеру один» и «дублеру» нужно будет предоставить полную свободу действий.
— Это я уже и сам понял, — со вздохом произнес генерал. — Ох и рискуем мы с тобой, Иван Сергеевич. Если что пойдет не так, все «пряники» достанутся нам. А это уже трибуналом попахивает.
— Да что нам, впервые так рисковать? — с улыбкой проговорил Смолин.
— Ладно, Валентин Григорьевич, если с твоей стороны принципиальных возражений нет, поехали в штаб, там обсудим детали, и нужно подбирать группу. Группа должна отправиться в тайгу в максимально короткий срок.
— Ну, хорошо, так тому и быть, — хлопнув друга по плечу, со вздохом ответил Рогов.
Генералы быстрым шагом отправились к поджидавшей невдалеке машине.
Вот так и началась эта история, которая впоследствии и привела семерых молодых людей в один из самых загадочных и труднодоступных таежных районов, покинуть который некоторым из них было уже не суждено. Этот суровый таежный край находится в самом сердце Восточной Сибири и славится тем, что здесь на многие сотни километров отсутствует какое бы то ни было жилище человека.

Глава 2
Рассвет следующего дня застал Рогова и Смолина в кабинете генштаба за изучением личных дел потенциальных кандидатов. За ночь ими было просмотрено несколько десятков таких дел. Кандидатуры отбирались ими очень тщательно, а обсуждение проходило порой весьма эмоционально. В итоге решено было остановиться на семи кандидатурах. Плюс один кандидат был отобран в резерв. Операции было дано кодовое название «Северное сияние».
Рогов, потирая красные от бессонной ночи глаза, потянулся, потом взял со стола семь папок с личными делами и встал. 
— Пойду часок покемарю в кабинете на диванчике да начну собирать группу.
— Кстати, из каких городов прибывают наши кандидаты?
Рогов заглянув в папку, ответил:
— Четверо из Москвы, двое из Ленинграда, один из Забайкальска.
— Хорошо, тогда по мере прибытия кандидатов направляй их ко мне. Буду инструктировать их лично.
— Хорошо.
— Да, Валентин Григорьевич, еще раз хочу акцентировать внимание на секретности. В детали предстоящей операции нужно посвятить минимальное количество человек. Все, что касается этой операции, должно быть под грифом высочайшей степени секретности. 
— Безусловно, — ответил Рогов и вышел из кабинета.
Но какой бы секретностью ни окружили генералы эту операцию, тем не менее утечки информации избежать им не удалось. Эта-то утечка впоследствии и стала причиной того, что двое молодых, горячо любящих друг друга людей оказались по разные стороны одной баррикады, а между ними уютно расположилась сама смерть.

***
Город Ленинград
А ровно через сутки после вышеописанных событий в Ленинграде произошел случай, который также имел отношение к этой истории.
В 6:30 утра перед зданием аэровокзала ленинградского аэропорта Пулково остановился рейсовый автобус. Среди пассажиров, вышедших из него, был мужчина лет 30 с небольшим кожаным чемоданом в руке. По его внешнему виду и выправке можно было предположить, что он военный. Выйдя из автобуса вместе с остальными пассажирами, «военный» направился к зданию аэровокзала.
Возле входа в аэровокзал стоял милиционер, а с ним двое в штатском. Впрочем, отсутствие у последних милицейской формы не могло ввести в заблуждение даже ребенка относительно их принадлежности к органам. Увидев «военного», милиционер быстро переглянулся с одним из своих товарищей, стоящих рядом, а тот незаметно кивнул ему. И когда «военный» поравнялся с ними, милиционер окликнул его:
— Задержитесь, пожалуйста, на секунду.
— Это вы мне? — с удивлением ответил «военный».
— Да, проверка документов. Сержант Аркадин. — Милиционер приложил руку к козырьку своей фуражки. — Предъявите, пожалуйста, ваши документы.
Мужчина достал из внутреннего кармана паспорт и передал его милиционеру. Тот внимательно просмотрел его и передал стоящему рядом человеку в штатском. Тот, в свою очередь, быстро пролистав паспорт, вытащил из кармана своего пиджака удостоверение с красной корочкой и, сунув его под нос «военному», произнес:
— Комитет госбезопасности. Вам необходимо проехать с нами.
— В чем дело? У меня рейс на Москву через час! — Опешил мужчина.
— Именно по этому поводу вам и нужно проехать с нами. Приказано срочно доставить вас спецрейсом в Москву. Видно, вас не успели предупредить. Пройдемте, вон наша машина.
— Ну, это другое дело, — с явным облегчением проговорил «военный». — Что же мы тогда стоим, поехали.
Все трое сели в белую «Волгу», стоящую неподалеку, и укатили в неизвестном направлении. Милиционер же, лишь с безразличием взглянув вслед удаляющейся «Волге», продолжил свое патрулирование.

***
А в это время в Москве в штабе Министерства обороны Смолин направлялся на инструктаж с одним из участников будущей группы. Уверенным шагом войдя в кабинет, в котором его уже ждал подопечный, генерал сразу принялся за дело.
— Подпишите, пожалуйста, этот документ, — протянув лист с отпечатанным на машинке текстом, произнес Смолин и тут же добавил: — То, что вы сейчас узнаете, является совершенно секретной информацией, даже для людей, с которыми вам предстоит выполнение этого задания. Также засекреченной является и ваша специализация.
Смолин, взяв со стола папку с личным делом, быстро пролистал ее страницы. Сделал он это скорее автоматически, нежели для того, чтобы почерпнуть оттуда какую-то информацию, ибо личные дела кандидатов он уже знал почти наизусть.
— Как следует из вашего личного дела, вы являетесь одним из лучших специалистов в области практической психологии, а также экспертом в области НЛП .
Помолчав некоторое время, для того чтобы подчеркнуть следующее предложение, он продолжил:
— Так вот. Ваше участие в операции «Северное сияние» ограничивается только одним пунктом, — четко проговорил Смолин.
— Слушаю.
— Группа должна добраться до места назначения в установленный срок и в полном составе. Во что бы то ни стало. Все, — чеканя каждое слово, произнес Смолин.
Пройдя по комнате из угла в угол, Смолин продолжил:
— Теперь поясню вашу задачу. — Смолин достал из кармана пачку «Космоса», закурил и только после этого продолжил: — Вы должны заниматься тем, что умеете и знаете лучше всего, — наблюдать и тщательно анализировать поведение участников группы.
Смолин пододвинул к психологу папку, лежавшую перед ним на столе.
— В этой папке психологические портреты  членов группы. Ознакомьтесь.
Психолог раскрыл папку и стал внимательно просматривать ее содержимое.
— Но здесь портреты только на четверых человек, — удивился психолог.
— Все верно, на четверых, вы пятый.
— Но, как мне известно, группа будет состоять из семи человек. Где же еще двое?
— Вы будете работать только с теми людьми, чьи психологические портреты сейчас перед вами.
Смолин снова прошелся по комнате.
— Дорога к месту назначения, которую предстоит преодолеть группе, будет очень непростая, и там возможны всякие непредсказуемые ситуации. Ваша задача — исключить любые разногласия и возможные конфликты внутри группы, с тем чтобы она в полном составе и в срок добралась до места назначения. Каким образом вы выполните свое задание, решать вам, в этом вопросе вы профессионал. Постарайтесь всегда «держать руку на пульсе» и не выпускать ситуацию из-под контроля. В случае осложнений действуйте по обстановке.
— Я могу идти? 
— Можете, — произнес Смолин, и когда психолог подошел к двери кабинета, добавил: — И не питайте иллюзий относительно кажущейся простоты вашего задания. 

***
Сумерки, как преданные слуги, постепенно окутывали огромный город, а следом царица ночь неспешно и властно вступала в свои законные права.
Смолин же в это время сидел в кабинете за своим рабочим столом и, кажется, совсем не замечал наступления ночи. Он просматривал очередной документ, раз за разом прокручивая в голове детали предстоящей операции. И чем больше он над этим раздумывал, тем сложнее ему казалась ее реализация.
Внезапно тишину кабинета взорвал телефонный звонок.
— Слушаю, — коротко бросил в трубку Смолин.
— Иван Сергеевич, — раздался на другом конце голос Рогова, — прибыл кандидат, сегодня пообщаешься или уже на завтра перенести?
— Никаких завтра, через пять минут спущусь, — проговорил Смолин и тут же положил трубку.
Смолин быстрым и уверенным шагом вошел в кабинет, в котором его уже дожидался очередной кандидат. Бросив взгляд на ожидавшего кандидата, Смолин сходу произнес:
— Сразу оговорюсь: я был против вашей кандидатуры, и, кроме того, у меня до сих пор нет уверенности в том, что вы справитесь. Но решение принято, в этой операции вы «дублер». Никто в группе не узнает вашего предназначения. Никто, даже «номер один». Вот его фотография.
Смолин пододвинул к кандидату фотокарточку и через несколько секунд забрал ее назад.
— Ваша задача состоит в следующем. Уничтожить «Орхидею», а также изъять и доставить сюда все документы, касающиеся испытаний этого образца. Эта задача осложняется тем, что о существовании «Орхидеи» никто в группе узнать не должен. Естественно, кроме «номера один», у которого аналогичное с вашим задание. Помните главное. Приступить к выполнению задания вы можете, только если будете точно уверены, что «номеру один» выполнить это задание не удалось.
Смолин на некоторое время прервался, внимательно вглядываясь в глаза сидящего напротив человека. Он как будто не мог решить, стоит ли продолжать начатый разговор. Через некоторую паузу генерал продолжил:
— Любым доступным способом, подчеркиваю — любым, вы должны добиться выполнения задания. В рамках этой операции вам предоставляется право полной свободы действий. «План А». Уважительной причины для невыполнения этого задания не существует, — подчеркнул Смолин. — Только ваша смерть.
Потом он достал из кармана своего генеральского кителя неизменную пачку «Космоса» и закурил, с наслаждением откинувшись на спинку стула. Потом с легкой улыбкой продолжил:
— Но я думаю, что ваше участие в операции «Северное сияние» ограничится только легкой прогулкой по тайге. Неким приятным вояжем.
Потом уже серьезным тоном продолжил:
— Так как «номер один» — весьма опытный агент и ему вполне по силам выполнить подобное задание.
Подумав, Смолин продолжил:
— До самого последнего момента вы ни в коем случае не должны обнаруживать себя. И только в том случае, если вы точно будете уверены, что «номеру один» не удалось выполнить задание, только в этом случае вы должны приступить к операции. Не раньше!
Смолин на некоторое время задумался, а потом произнес:
— Я искренне надеюсь, что приступить к выполнению этого задания вам и не придется. 
Он замолчал и некоторое время смотрел на сидящего напротив человека тяжелым пронзительным взглядом. Через некоторое время генерал продолжил:
— Но если все же вам придется вступить в игру, знайте: права на ошибку у вас нет. Ибо в операции «Северное сияние» дублер для дублера не предусмотрен.

Конец ознакомительного фрагмента

Цифровая книга 399 ₽

Печатная книга 775 ₽